21:31 

Священная книга Гвир

I g n i s
"пламя танцует в руках рассвета, пламя не знает границ и слов" (с) Эол
У большинства религий есть священное писание, и, аналогичным образом, краеугольный камень в вере в Альгриса - Гвир.

Гвир - книга, священная для всякого аргендца, которую в обязательном порядке читают в детстве, в юности и в старости, в которой можно найти утешение, отраду и дельный совет. Гвир хранится в каждом уважающем себя доме, каждой часовне, каждой церкви. Для бедняков выпускаются более дешёвые издания, которые были бы им по карману, а уж в тех семьях, где и такого не могут позволить, Гвир передается по наследству старшему сыну рода, как драгоценность и святыня.


Гвир содержит наставления, регулирующие жизнь аргендца, предписывает, как должно мыслить и действовать. В нём толкуется природа окружающего мира и записана история его сотворения.

Считается, что первые книги Гвира были записаны демонами Альгриса с его собственных слов и переданы церкви как поучения и наставления. Гвир состоит из пяти книг.

Первая Книга Гвира именуется "О Творении и устройстве Мира".

Отрывки:
"...изначально не было ничего, кроме Бездны голодной и злой, несчастной в своей полноте и неполноценности, в коей бурлил хаос, и даже призрак порядка не посещал её мрачных глубин. И пришёл Альгрис, и понял, что нет правильности в хаосе, что нет в нём ничего благого, что не способен он породить жизнь. И тогда властью своей поднял Альгрис мир из голодной Бездны. Но было творение это ещё пусто и ничтожно, и опутано следами дикой Бездны. Много времени потратил Альгрис, чтобы очистить свой мир, составить и вплести в его ткань законы, которым подчинено всё живое и мёртвое.
И на исходе своих трудов увидел он, что мир этот хорош и устроен правильно и упорядоченно, и возрадовался.
Но вся красота была бессмысленна, ибо не с кем было её разделить. Тогда второй раз спустился Альгрис в Бездну, и призвал из неё одну, и вдохнул в неё разум и чувства, и сделал своей женою. Вместе с ней населил он землю сыновьями и дочерьми, и долго длились процветание и радость.
...но в один момент жена его, Мэйялле, надолго осталась одна. В голову её закрались мысли нехорошие и зловредные, но не было рядом ни мужа её, ни старших сыновей, чтобы могли они изгнать такую мерзость из её разума. И когда воротился Альгрис домой, вопрошала она: "Отчего лишь ты правишь миром своим? Я ли тебе не жена, я ли не мать твоих детей, я ли не привнесла в этот мир всех тех, кто его населяет? Я ли не выносила их в своей утробе, я ли не воспитала их? Отчего нельзя мне распоряжаться здесь наравне с тобой?"
И отвечал ей Альгрис: "Верно всё это. Ты жена мне, и мать детям моим, и утроба твоя их породила, и слова твои их воспитывали. Однако же верно и то, что был я прежде тебя, что моей рукой писаны законы этого мира, и только мне ведомо, как не сломать их случайно и не обрушить все сущее обратно в объятия Бездны. Нет, не тебе распоряжаться здесь наравне со мной".
Но не вняла Мэйялле его словам и разозлилась, и, как не тщился Альгрис, не смог он её успокоить и призвать к порядку. Тогда решил он отправить её обратно в Бездну, однако Мейялле ускользнула и скрылась в других землях. И, чтобы карающая длань бывшего мужа не настигла её там, с помощью всей дарованной ей супругом мощи, коей должно было бы быть обращенной лишь на защиту огня в обители Альгриса, расколола благодатные земли на острова, и укрылась на одном из них. Там собрала она под своей рукой неблагодарных сыновей Альгриса и своих неблагих дочерей, и оплела их тенетами лжи и обмана. И пошатнулся от её непослушания порядок всех вещей. Но мало того показалось Мейялле, и, чтобы упрочить свою власть, призвала она на помощь Бездну, но, поскольку не обладала даром Альгриса к сотворению хорошего и правильного, призвала оттуда лишь бессчётные полчища тварей.
Пошатнулись тогда острова, и все силы пришлось приложить Альгрису, чтобы удержать их. Затем установилось хрупкое равновесие, но отныне требовалось постоянное вмешательство Бога, чтобы его сохранять.
И мог бы он обрушить всё обратно в Бездну и сотворить вновь, однако жаль стало ему и верных детей своих, кои не провинились в безумии своей матери. И оттого отбирал он самых достойных из своих сыновей, чтобы поднять их на войну с Мэйялле и ее порождениями Бездны, и бьются они и поныне, охраняя последние рубежи."


Изо всего этого можно вывести следующие вещи:
- идеи о завоевании Виены и торжестве над поклонниками Мэйяллэ носят характер религиозный, эсхатологический даже, поскольку такая победа, грубо говоря, отдаляет конец света. Люди образованные и мирские в это могут не так уж и верить, но, тем не менее, миф существует и действует в общественном сознании;
- Церковь и, в частности и в особенности, Инквизиция есть передовой отряд на рубеже борьбы с окружающим мир людей хаосом. Они, может быть, не всегда правы, но их священная миссия оправдывает и их оплошности, и многочисленные привилегии, которыми они располагают;
- предатели страны и веры предают не только какие-то абстрактные понятия, они предают всё человечество, поскольку своими действиями разрушают самое основы мира, пригодного для жизни, и, следовательно, не заслуживают милосердия.

Вторая Книга Гвира именуется "Наставления".

В ней содержатся описания того, что именно должен истинный воин Альгриса из себя представлять, каким должен быть образ его мыслей и поведения, а так же говорится о месте мужчины, как защитника мира, страны, своего дома, который вечно стоит плечом к плечу с предками пред лицом Бездны.
"…И завещал Альгрис детям своим чтить указания свои и соблюдать запреты неукоснительно и точно:
Не отступай от данных клятв, ибо отступники суть предатели.
Не беги с поля брани, ибо трусость есть слабости души.
Не поднимай руку на немощного, ибо неравный бой есть бесчестие.
Не нарушай порядка установленного, ибо порядок есть основа мироздания.
Не возжелай дитя малого, ибо в чистоте его залог будущего."


Третья Книга Гвира именуется "О жёнах".

Здесь вновь рассматривается падение Мейялле.
"Женщина, как и древняя мать её, в первую очередь - творение Бездны, изменённое руками Альгриса, и оттого остаётся дверью в Бездну. Дух её слаб и подвержен влиянию и дурным мыслям, которые нашёптывает ей Бездна. К женщине вечно взывает Мэйялле, пытаясь перетянуть её на свою сторону в вековечном противостоянии. Оттого нуждается женщина в наставлении и защите со стороны мужчины, который не подвластен будет темным голосам и зовам, и сможет оградить её от опасности как внешней, так и проистекающей и самой её сути".
Однако стоит помнить: церковь Альгриса не говорит о том, что любая женщина зла и несёт лишь скверну, а признаёт только то, как легко её смутить и сбить с истинного пути, поскольку она подвержена влиянию и по природе своей она слаба. Оттого место женщины - за плечом мужчины, в его доме, где она служит ему, а он, в свою очередь, ограждает её от бед, как должно истинному воину Альгриса. Ей не нужно отправляться на войну, её окружает безопасность и тепло мужниного дома.

Четвертая Книга Гвира именуется "Сказания".

В ней содержатся поучительные истории о деяниях самого Альгриса, добродетельных мужей и, в редких случаях, не менее добродетельных женщин.
"Сказания" любимы народом и пользуются наибольшей популярностью, их заучивают наизусть, пересказывают и цитируют, их рассказывают на ночь детям. Зачастую сцены из "Сказаний" служат сюжетами для праздничных мистерий, а сами герои "Сказаний" давно стали именами нарицательными.
Сюжеты сказаний в доступной, метафорической форме ещё раз объясняют простым смертным всю суть религиозной доктрины культа Альгриса, раскрывают в примерах идеи о должном и недолжном поведении, как оно вознаграждается и какая кара последует, если не слушать заветов "Наставлений", описывают место каждого человека в мире и его долг.
Один из примеров легенд, содержащихся среди "Сказаний" - "Легенда о Последней охоте".
"Поднял Альгрис мир из Бездны, и жили люди хорошо и процветали, покуда не собрались с силами духи и не избрали себе верховного короля, принявшего облик белого оленя.
И раз в год проносился он по владениям, которые, исполнившись гордыни, начал считать своими, и следовали за ним холода и снежные бури. Губили они прекрасные сады, чернела от них рожь на полях, покрывались льдом реки, из которых более не выловить было рыбы. И пришли люди к Альгрису и взмолились:
- Владыка наш и повелитель! Повадился дух злой насылать на нас холод и вьюгу, и, как проскачет он, так несколько месяцев потом приходится скрываться от его порчи.
Альгрис выслушал их и обещался помочь. Собрал он отряд из своих демонов и верных воинов, и в ночь, когда белый олень побежал по землям, погнался за ним. Всю ночь он преследовал его, но на рассвете отстал, и не смог словить он тогда белого оленя.
Через год собрал он отряд больший, нашел коней быстрее, сбрую – прочнее, велел всем наточить мечи и копья и взять самые крепкие луки. И три дня и три ночи гнал Альгрис белого оленя, но вновь тому в последний момент перед рассветом удалось ускользнуть.
Разозлился Альгрис, собрал всех демонов и воинов, вышел к людям и объявил:
- Буду я бороться со злом его же оружием. Нашлю на него морозы более лютые, буран более снежный, укрою все его дороги льдом и снегами. И коли хотите вы остаться нетронутыми – не выходите из домов, когда буду я загонять белого оленя.
И наслал он морозы более лютые, буран более снежный и укрыл все дороги льдом и снегами. И помчалась вновь его охота, в этот раз безмолвная, не сопровождаемая звуками рога и звоном бубенцов.
И в небольшой деревне жила женщина, и посреди последней ночи почудилось ей, что зовет её из лесу её сынишка. Но был то не её ребенок, ибо погиб он годом ранее, а духи, желая помочь своему королю, пытались выманить её наружу, чтобы отвлечь Альгриса от погони.
Вышла она в страшную метель и быстро потеряла свой след и заблудилась. И упала она наземь и заплакала, и громко взмолилась Альгрису, чтобы упас он её от беды.
Охота следовала как раз теми краями – и, увидев на пути скорчившуюся фигуру и услышав её мольбы, остановился Альгрис, натянул поводья, не дал своему коню затоптать её.
Однако и такой малой задержки хватило, чтобы олень вновь ускользнул от охотников.
После того вновь обратился Альгрис к людям, но уже с такими словами:
- Не ступайте более на путь моей охоты, когда буду преследовать я белого оленя. Ибо не остановлю я более коней, не смирю холода. Не взывайте ко мне в эту ночь, если хотите, чтобы был зловредный дух пойман и чтобы не обрушивалась на мир каждый год страшная зима.
И каждый год с тех пор преследует Альгрис белого оленя, однако более ни разу не смог подобраться к нему настолько близко. И в ночь Последней охоты бушуют вьюги и сковывает землю холод, и войско Альгриса гонит по лесам, полям и горам белого оленя и всю его свиту."


Пятая Книга Гвира именуется "О тварях и врагах" и недоступна для простых смертных.
Она рассказывает о подстерегающих мир опасностях и способах борьбы с ними. Текст Пятой Книги доступен только служителям Церкви, а мирянам запрещено читать его и владеть его списками.

@темы: Свитки, Аргенда

Комментарии
2015-12-03 в 11:06 

Suboshi.
[Ветер Богов] Как яшперица, только больше (c) Проклят сам собою в трёх мирах. (c)
Эммм... Вижу запрет не только на выход из дома в ночь Последней охоты, но и на воззвание к Альгрису. Он работает? o_O

2015-12-03 в 13:14 

Kitana Hammer
На честном слове и на одном крыле | Коли ты князь, собирай полки, выйди на свет, подыми хоругви.
Suboshi., и то, и другое - скорее, традиция, то, что не принято делать в эту ночь, считается дурной приметой и т.п. А насколько это работает... чтобы дозваться до Альгриса, и в любой другой день надо изрядно попотеть, и статистики, в какие дни он отзывается чаще, а в какие реже, не существует.

2015-12-03 в 14:31 

Lady_Noel
"Ну да, если судить по названию... Вот это она и есть - кулебяка!" (с) Белянин
Kitana Hammer, мммм, как быть с рефлекторным поминанием имени Альгриса в момент эеспрессии? Фуфуфу или это просто слова и фуфуфу только именно молитвы?

2015-12-03 в 14:44 

Kitana Hammer
На честном слове и на одном крыле | Коли ты князь, собирай полки, выйди на свет, подыми хоругви.
Lady_Noel, поминать можно сколько угодно! Никаких ограничений. =) Речь, скорее, об осознанных молитвах с просьбами по пустякам в духе "дорогой боженька, помоги мне не облажаться перед N." или "о Альгрис, пошли мне знак, если я прав". Опять-таки, если речь о жизни и смерти, то вполне логично, что такое суеверие проситель проигнорирует и обратится к богу всё равно, и никто его за это не осудит.

И, я надеюсь, понятно, что бог далеко не на все молитвы отзывается в любом случае, и помогает не всегда, и знамения посылает не каждый раз. Так что если он вдруг не ответил, это не значит, что всё плохо и мир рушится, это, скорее, норма. =)

2015-12-03 в 14:49 

Lady_Noel
"Ну да, если судить по названию... Вот это она и есть - кулебяка!" (с) Белянин
Kitana Hammer, спасибо. Да, все понятно и про отклик и вообще.

2015-12-03 в 14:59 

Suboshi.
[Ветер Богов] Как яшперица, только больше (c) Проклят сам собою в трёх мирах. (c)
Kitana Hammer, про отклик всё понятно. Меня интересуют... ммм... нормы приличий и рефлексы.
Например, если ты видишь что-то странное в любой другой день, ты, наверное, начнёшь молиться Альгрису. А в этот день - всё равно начнёшь или подумаешь "вот блин, и к Альгрису-то не воззвать, пропадай моя телега..."? =)))

2015-12-03 в 15:18 

Kitana Hammer
На честном слове и на одном крыле | Коли ты князь, собирай полки, выйди на свет, подыми хоругви.
Suboshi., да всё равно начнёшь, конечно, если что-то прямо из ряда вон выходящее. =) Это, скорее, не норма приличия, а обычай и суеверие. Кто-то может придавать этому значение, кто-то может более или менее игнорировать.

   

Мир Парящих Островов

главная